Начало нового процесса

Местом нашего свидания стал столик в кафе с видом на океан, а потом мы просто прогуливались по белому пе­счаному пляжу с бутылкой шампанского в руке. У меня было тогда не очень много денег, так что это романти­ческое свидание было в пределах тех средств, которыми я располагал. Сидя на песке у подножия Дайамонд Хед*, мы проговорили до самого рассвета. У нас оказалось очень много общего.

Тем вечером она рассказала мне о своей жизни, а я рассказал о себе. Когда речь зашла о работе, я стал по­вествовать о богатом папе и тех уроках, которые от него получил. Поскольку Ким еще в колледже изучала осно-
вы бизнеса, у нее вызвал интерес Треугольник Б-И бога­того папы и тот процесс, в ходе которого человек стано­вится предпринимателем. Сидя на песке у моря в лун­ном свете и рассказывая самой красивой женщине на земле все, что я знал о бизнесе, я чувствовал себя будто в раю. Практически все женщины, с которыми я до это­го знакомился на дискотеках, ничего не понимали в бизнесе. Ким же прекрасно разбиралась в этой сфере. Она очень заинтересовалась моими рассказами.

И только покачала головой, когда я рассказал ей исто­рию нашей компании по выпуску нейлоновых кошель­ков. Я говорил о нашем стремительном успехе и еще более быстром крахе, который за ним последовал. Когда я рас­сказал ей про азиатских детей, которые работали, примо­стившись в четыре ряда, буквально на головах друг у дру­га, и дышали ядовитыми испарениями от красителей, на ее глаза навернулись слезы. Затем я рассказал о том, что решил уйти из своей компании, потому что почувствовал, что эта часть моей жизни подошла к концу, и миссия, которая влекла меня за собой, была исчерпана.

В этом месте она прервала меня и сказала:

— Я рада, что вы ушли оттуда. Но чем же вы намере­ны заняться сейчас?

Покачав головой, я ответил:

— Не знаю. Но я знаю, что иногда нужно остановить­ся и подумать, прежде чем опять что-то начинать. Так что сейчас я именно этим и занят — привожу свои мыс­ли в порядок.

После этого я рассказал ей про своего бедного папу, который до сих пор не мог найти себе постоянную рабо­ту и подрабатывал от случая к случаю. Я поделился с
Ким своими мыслями о том, насколько не соответствует жизненным целям наша система образования и какими неподготовленными к реальной жизни выходят из шко­лы молодые люди — выходят, чтобы стать наемными работниками, в то время как они могли бы стать пред­принимателями; о том, что детей учат рассчитывать — после выхода на пенсию — на то, что о них позаботится какая-нибудь крупная организация или правительство. Затем мы стали обсуждать будущее, в котором богатый папа предвидел жестокий кризис системы социального обеспечения, бесплатного медицинского обслуживания и всей сети финансовых и биржевых рынков, кризис, который будет все больше и больше разрастаться по мере того, как стареет и выходит на пенсию многочисленное послевоенное поколение.



— Почему вы так этим заинтересовались? — спроси­ла она. — Почему этот грядущий финансовый кризис вас так задевает?

— Честно говоря, не могу объяснить, — сказал я. — Я знаю, что в нашем мире полно разных проблем, на­пример загрязнение окружающей среды, борьба с болез­нями и голодом, международная безопасность и т. д. Но проблемы, связанные с деньгами, бедностью и пропа­стью между богатыми и бедными, волнуют меня сильнее всего. Я ощущаю их всем своим существом.

Наша беседа как-то сама собой перешла на д-ра Бак­минстера Фуллера, у которого я когда-то учился, и на его идеи относительно нашей финансовой системы, очень похожие на мысли богатого папы. Я как мог объяс­нял Ким, что д-р Фуллер говорил о том, как участвуют в денежной игре богатые и бедные, — причем в результате
бедные и представители среднего класса постоянно ока­зываются на краю финансового кризиса; что каждый из нас должен иметь в своей жизни какую-то цель; что для каждого жизненно важно разгадать загадку: зачем мы пришли в этот мир, — и построить свою жизнь так, что­бы трудиться не только ради денег, но и постараться сде­лать лучше окружающий нас мир.

— Вы хотите сказать, что ищете способы помочь людям — таким как ваш отец и те дети, которые трудятся на принадлежавшей вам фабрике? — спросила Ким.

— Совершенно верно, — ответил я. — Когда я побы­вал на этой фабрике, я решил про себя, что настало вре­мя что-то сделать для этих детей, а не продолжать экс­плуатировать их труд. Пришло время подумать, как по­мочь им стать богатыми, вместо того чтобы думать только о том, как бы разбогатеть самому.

Мы не заметили, как из-за океана начало поднимать­ся солнце. Юные любители серфинга пришли, чтобы ощутить нежность волн утреннего прибоя. В этот мо­мент я почувствовал, что опять готов к работе и борьбе. Мы не спали всю ночь, но были полны энергии. С тех пор мы больше не расставались.


9300104507186766.html
9300153291675688.html
    PR.RU™